Риза Фахретдин: Каким должен быть мусульманин?

Риза Фахретдин: Каким должен быть мусульманин?

В условиях кризиса неизбежно возникает вопрос: как достойно вести себя в тяжелые времена. Особенно для молодежи важно понять, с кого брать пример в эпоху крушения героев. Советская эпоха давала массу положительных персонажей, но нам не говорилось о внутреннем мире и идеях этих людей. В годы перестройки мы узнали о нелегком духовном борении людей, стремившихся сохранить свою самостоятельность и достоинство под прессингом режима. Величайшим духовным авторитетом был Андрей Дмитриевич Сахаров. Распад СССР обозначал конец его гуманистических светских идей на создание лучшего общества. Вольнолюбивая советская интеллигенция превратилась в исчезающий феномен. В годы периодически возвращающихся кризисов мы вновь задаем вопрос: как достойно прожить в нашей стране, где история будто бы движется по кругу? И здесь мы возвращаемся к опыту своих предков, опыту внутренней свободы и глубокой человечности. Мы, российские мусульмане, возвращаем себе не включенные ни в одну школьную программу рассказы о наших выдающихся людях. И лучшим проводником на этом пути является Риза Фахретдин...

Риза-казый был из породы людей, умевших глядеть в глаза правде. Он обладал редким даром, характеризующим истинно выдающегося человека: умением объяснять просто и понятно сложные вещи. В нем не было азарта кулачного борца, не покидавшего Марджани. Но Фахретдин всегда имел мужество называть самые неприглядные вещи своими именами, хотя и предельно корректно. Риза-казый никогда не терял из вида человеческой личности. Поэтому никто в тюрко-татарской истории не создал столько биографий представителей своего народа. Самой революционной была, несомненно, книга «Машхур хатыннар» (Знаменитые женщины). Это фактически первое признание в мусульманском мире прав женщин не в теории, а на основе конкретных примеров.

Наиболее масштабным произведением библиографического жанра является хроника «Асар» («Следы»). До настоящего времени изданы первые два ее тома в пятнадцати частях. «Асар» содержит более тысячи биографий улемов Волго-Уральского региона и до сегодняшнего дня не имеет себе равных по охвату использованных источников и внутреннему осмыслению личностей героев. В ее вводной части говорится, что, подобно другим народам, российские мусульмане заслуживают создания биографий своих улемов. Р. Фахретдин указывает, что почти отсутствуют биографии улемов, трудившихся во имя своей нации после уничтожения Казанского ханства в 1552 году. Риза-казый писал: «Народ, не имеющий писателей и ученых, несчастен; народ, забывший знаменитых людей, не выживет; народ, не имеющий своей литературы, бездуховен». Фактически в «Асар» можно найти хотя бы одну биографию представителя каждого из традиционных родов имамов. Так, например, под номером 440 здесь содержится биография и одного из моих предков – Фазлуллы б. Файзуллы ат-Тактавый, имама и мударриса из аула Такталачык Мензелинского уезда (ныне Актанышского района Татарстана).

В Казани и Уфе Фахретдина жестко пытаются разделить по этнической графе. Но в своих книгах Риза-казый говорит о «русия муселманнары» (российских мусульманах) или тюрках Булгара и Казани. Он был сторонником союза всех мусульман Российской империи, затем СССР, включая татар, башкир, казахов, узбеков, крымских татар, мусульман Кавказа. Эти идеи были впервые обнародованы на заседании «Улама жэмгыяте» («Общества улемов»), прошедшем 10–15 апреля 1905 года в Уфе при Оренбургском магометанском духовном собрании (ОМДС). Риза-казый был здесь основным докладчиком. Он предложил создать пост шейха уль-Ислам как единого лидера российских мусульман, избираемого ими самими, в ранге имперского министра. Единый религиозный орган российской уммы — Собрание (Управление) во главе с шейхом уль-Ислам располагается в столице и должен состоять из улемов. В 1906 году после отказа от реформ Фахретдин покидает ОМДС.

Возглавляемый им журнал «Шура» (1906–1918) занял фактически монопольное положение в деле пропаганды единства правоверных России после смерти Исмаил бея Гаспринского в 1914 году. Риза-казый слишком хорошо знал, как распалось былое единство государств Булгара, Золотой Орды, Казанского ханства. Стремлением к союзу мусульман было вызвано его согласие занять пост сначала казыя (в 1918 году), а затем муфтия Центрального духовного управления мусульман — председателя Диния назараты. В 1920-е гг. «Голямалар шурасы» (Совет улемов) объединил тюрок Волго-Уральского региона и Центральной Азии. Поэтому попытки разделить российских мусульман-тюрок на десятки племенных групп абсолютно противоречат идеям Ризы-казыя.

Отличительным признаком Фахрет-дина было то, что он получил образование в весьма заурядном сельском медресе, а не в одном из признанных центров учености. При всем своем сожалении он дал уничтожающую характеристику среднеазиатской схоластической школе: «У нашего народа в течение почти целого века была введена схоластика... Латиняне (римляне. — А. X.) по причине схоластики вымерли. Греки погибли от схоластики». Риза-казый был достаточно далек от трудов от этого узкого круга имамов, которые писали кажется только для своих. У Марджани четко видно признание только улемов как истинной «белой кости», тогда как феодалы предали родину в лице независимых государств, а «кара халык» (черный народ) — это безграмотная масса. Фахретдин говорит на языке, где конституция, парламент и всеобщее избирательное право — это основные понятия. Из равенства людей перед Богом для него следует равенство людей перед законом. Этот вчерашний сельский имам на своем примере опровергает тезис о вековой покорности мусульман перед престолом монарха.

Риза-казый глубоко понимает роль буржуазии в условиях индустриального общества. В биографии Ахметбая Хусаинова Фахретдин впервые у татар создал образ идеального общественного деятеля из рядов буржуазии. В биографии великого улема Ибн Араби Риза казый писал, что ислам должен давать ответы на все реалии современности и проблемы этого и загробного миров. Образцом для подражания должны служить не только правители и улемы, но и создатели школ, лица, финансирующие образование и воспитание детей, основатели приютов и больниц.

Фахретдин создает биографии философов, писателей, общественных деятелей и благотворителей в качестве образцов для подражания со стороны современных мусульман. В «хатима» — заключительной части — Фахретдин давал представление об обязанностях мусульман современности. В биографии турецкого писателя и просветителя Ахмада Мидхата он утверждал, что великие улемы Ибн Рушд, Маари, Газали и Ибн Араби трудились во имя своей нации, родины и религии. Таким образом, наряду с традиционным исламским понятием «умма» Фахретдин выдвигает такое понятие, как «миллет» — нация.

Риза-казый верил в роль личности. Однако многолетний опыт работы в ОМДС, а затем и в ЦДУМ давал ему почувствовать, насколько тяжела длань империй монгольской, петербургской и большевистской. 29-летний Риза в 1888 году провел два месяца в невской столице, и соединение мощи государственности и культуры оказало на него неизгладимое впечатление. Здесь Фахретдин встречается с великим мусульманском реформатором Джамалетдином Афгани. И слышит от него: «В улучшении и очищении мусульманского шариата наш основной долг — брать пример с немусульманских народов, умма исламия (исламская нация. — Прим. ред.) еще не готова выполнить этот долг». Фахретдин позднее с сожалением скажет, что слишком поздно понял смысл этих слов и принял их суть, призывавшую мусульман к изучению всех современных наук и систем просвещения. Не случайно его дети получат светское образование.

Но III Интернационал требовал новых жертв. Под его каток попали сыновья и соратники Ризы-казыя. В 1960-х гг. о нем вспомнили как о романисте-просветителе, последние двадцать лет можно публиковать все его труды. Сочетание идей коранической справедливости и права с идеями конституционного правового государства актуально и сегодня. Значит, впереди у нас есть цель. И пусть в ней пока многое от теории, но зато намечен ориентир для действия людей в тяжелые времена…

Айдар ХАБУТДИНОВ,

доктор исторических наук

На ту же тему
Ислам в Удмуртии © 2017   · Ссылка обязательна!   ·

Наверх