ФАИЗ-ХАЗРАТ В ИНТЕРВЬЮ «УДМУРТСКОЙ ПРАВДЕ»

В новом номере республиканской газеты «Удмуртская правда» (№2 от 17 января 2019 года) вышло большое интервью Фаиза-хазрата Мухамедшина. Предлагаем вам ознакомиться с его содержанием.

…Мусульманская община Удмуртии сегодня насчитывает более сотни тысяч человек. В 2016 году в историческом центре Ижевска была открыта Центральная мечеть, и это событие вывело мусульманскую культуру с окраин в самый эпицентр повседневной жизни города. В Ленинском районе открыты школьные классы для детей мусульман. Татарские религиозные праздники Курбан-байрам и Ураза-байрам и светский Сабантуй получают широкий общественный резонанс. И всё же вокруг мусульманских традиций сохраняется немало мифов и стереотипов. Пришедший в редакцию «Удмуртской правды» Муфтий Удмуртской Республики Фаиз-хазрат Мухамедшин подробно рассказал, что значит жить по исламу в светском государстве в XXI веке.

Герасим ИВАНЦОВ: Как бы вы представили себя?

– Я обычный человек, стараюсь быть всегда в гармонии со своей совестью, относясь к другим людям так, как каждому из нас хотелось бы, чтобы относились к нему. Прожить жизнь нужно так, чтобы не было горестно или обидно за неправильно прожитые годы. Эти принципы важны для каждого человека, но верующий человек осознаёт их глубже и как свой долг перед Господом.

Не всегда удаётся соблюсти все принципы, на то мы и люди. В арабском языке слово «инсан», обозначающее человека, буквально переводится как «забывчивый», «забывающий». Мы созданы так, что постоянно что-то упускаем, забываем. Зная это, мы постоянно должны концентрироваться на том, что делаем, анализировать свою жизнь – не упускаем ли мы что-то важное. Обнаружив свою ошибку, мы сможем постараться все исправить и избежать её в будущем.

Человек несовершенен, но именно таков замысел Господа. Когда пророка Мухаммеда спросили: что было бы, если б все люди были как ангелы, он ответил, что тогда Господь создал бы новых людей – не идеальных, совершающих ошибки, преодолевающих своё несовершенство, раскаивающихся и находящих праведный путь, путь к добру. Именно в духовном росте – земная суть человека.

Анна ВАРДУГИНА: О чём вы помните всю жизнь?

– Каждый человек – это результат большого труда родителей. Часто пожилые люди ругают молодежь – и нравственность-то у молодых уже не та, и легкомысленные, и трудолюбия не хватает. Но молодые люди в этом не виноваты. Они – результат труда, который в них вложили их родители и другие близкие люди старшего поколения.

Я благодарен своим родителям, которые несмотря ни на что (это был советский период, когда религия не была в почёте) сохранили в нашем доме веру и привили её мне. Вера в Бога не покидала меня ни в годы учёбы в школе, ни в годы службы на флоте. Она всегда была моим стержнем, моей опорой. Она давала уверенность, что я никогда не останусь один – рядом всегда будет Бог. Это чувство знакомо любому верующему человеку – мусульманину, католику, православному. Создатель у нас один.

– Армия – это дисциплина и расписание. Сложно было верующему мусульманину совершать ежедневный обряд на советском военном судне?

– Быть верующим в те годы, действительно, было непросто. Я могу привести в пример историю о том, как уже в 80-х, накануне перестройки, девушке после блестящего ответа на экзамене по естествознанию поставили тройку только за то, что на последний вопрос «а Бог всё-таки есть?» ответила утвердительно. Я всегда находил возможность совершить молитву.

Надежда БОНДАРЕНКО: Когда вы почувствовали, что можете стать религиозным лидером?

– Это было начало 1990-х. Наши аксакалы сказали, что я им нужен. Сначала я отказывался -планировал заниматься предпринимательством, чтобы содержать семью. Но они были убеждены, что моих сил хватит на всё. Начинал понемногу: давал уроки арабского языка и арабской графики детям, участвовал в собраниях общины. Это обычный путь для мусульманских духовных лидеров в России. Большинство из них не готовилось с юных лет стать имамами, но в процессе своего активного участия в жизни мусульманской общины они заняли эти места.

Может быть, следующее поколение будет иметь глубокое теологическое образование, потому что в современном мире духовным лидерам приходится отвечать на сложные вопросы, вызванные новой реальностью. Как относиться к суррогатному материнству? А к пересадке органов? А к криптовалюте? Это халяль или харам, то есть позволительно или грех? Совсем недавно этих вопросов не было, потому что не было самих явлений, но мы живём в реальном мире и должны определить, как верующим мусульманам принимать то или иное новшество.

– И как же ислам отвечает на эти вопросы?

– Биткоин не является денежной единицей того или иного государства, это – продукт, который можно купить за ту или иную валюту. Богословы пришли к выводу, что криптовалюта разрешена.

Родителями ребёнка могут быть два человека, мать и отец, состоящие между собой в законном браке (религиозном или гражданском). Соответственно, ЭКО, при котором используется биологический материал супругов, разрешено, а суррогатное материнство, в котором появляется третий родительский организм, принадлежащий суррогатной матери, – не разрешено.

Энвиль КАСИМОВ: Существует представление об угнетённой мусульманской женщине. Насколько оно соответствует действительности?

– Роль женщины гораздо шире, чем быть профессионалом в одной узкой области своей специальности. Она может работать, может заниматься своей карьерой, но она – и первая школа для своих детей, и главная опора своего мужа. Если не уделять внимание детям в самом юном возрасте, то потом можно пожалеть о том, что время упущено. А первым учителем для любого своего ребёнка, и сына, и дочери, становится именно мать. Она помогает сделать ребёнку первые шаги – и в буквальном смысле, и метафорически. Закладывает в его сердце представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. А задача мужчины – дать женщине возможность уделять необходимое время и силы дому, детям, созданию крепкого тыла.

Пророк Мухаммед говорил, что за каждым успешным мужчиной стоит скромная женщина. Это правда. Без этой поддержки мужчина не сможет реализоваться. Роль мужчины – добытчик. Он должен заработать деньги, обеспечить всю семью. Если женщина создаёт уютный, доброжелательный дом, то мужчина после работы не бежит к друзьям или на рыбалку, а спешит домой.

Мужчина без женщины – как дерево, у которого обрезали корни. Если в пожилой паре, прожившей вместе много лет, первой умирает женщина, то оставшийся в одиночестве мужчина угасает очень быстро. Уходит буквально за год-два. Женщина же, теряя мужа, находит новые опоры, чтобы держаться за жизнь – дети, внуки, сад, хобби…

Женщина в мусульманском обществе окружена уважением. Пророк 1400 лет назад говорил, что лучший из людей тот, кто хорошо относится к своей жене. И он предлагал брать пример с него: сам он никогда не повысил даже голоса на свою жену. И мужчины должны учиться у него, как относиться к своим жёнам, сёстрам, дочерям, матерям. Когда мужчина приносит в дом подарки, то сначала он должен дать подарок дочери, и только потом – сыну.

Анжела ПОЗДЕЕВА: Существуют ли для женщин ограничения в посещении каких-либо мест?

– В исламе нет ограничений для женщин заходить куда-либо. Единственное исключение – в момент похорон мужчины идут на кладбище, а женщины остаются дома. Им рекомендуется идти на кладбище уже после того, как церемония погребения закончится, – так немного легче пережить горе. Никакой другой причины отсутствия женщин на похоронах нет.

Энвиль КАСИМОВ: В последние годы репутация ислама пострадала от действий террористов. Они ведь называют себя мусульманами…

– Они – не мусульмане! Ислам и терроризм несовместимы! Само слово «ислам» переводится как «мир». Хадис гласит: «Убивший одного приравнивается к убийце всего человечества». Ни у кого нет права лишать жизни другого человека. Исключения – совершение казни по решению суда в стране, где узаконена смертная казнь, защита Отечества на войне, а также защита себя и своих родных в экстренных ситуациях.

В арабском, мусульманском мире известную террористическую организацию (запрещённую на территории Российской Федерации) не называют ИГИЛ, поскольку ничего исламского в установленных там порядках нет. Ни одно мусульманское государство не признаёт эту организацию исламским государством. Их считают террористами, убийцами. Их ценности полностью противоречат ценностям ислама. Они являются угрозой прежде всего для самих мусульман, потому что они наносят катастрофический вред репутации настоящих мусульман. Один террористический акт, где террорист объявляет себя мусульманином, разрушает ту атмосферу доверия, открытости, уважения, которую настоящие мусульмане строили десятилетиями. Потому что жестокость и смерть производят более сильное впечатление, чем спокойная мирная жизнь.

После страшного теракта в бесланской школе все запомнили, что террористы называли себя мусульманами. Но ведь среди погибших в школе заложников (и детей, и взрослых) было много мусульман.

Террористические организации представляют интересы горстки амбициозных и беспринципных людей, желающих любой ценой иметь те или иные блага. Заставить людей действовать в чьих-то чужих интересах тяжело, поэтому они придают миссии религиозную окраску. Поддающихся влиянию людей вводят в заблуждение (со средних веков – в том числе с помощью наркотических веществ), говоря, что они действуют в интересах бога, в интересах веры. Наркотические галлюцинации лидеры таких организаций выдают за картины рая, обещая, что после «героической гибели во имя веры» террорист навсегда окажется в таком прекрасном месте. Но это только иллюзия одурманенного наркотиками мозга. Более того, террорист сбился с пути мусульманина в том момент, когда употребил дурманящее вещество: мусульманин не имеет права ни употреблять, ни производить, ни продавать наркотики и алкоголь. Это строго запрещено.

Анна ВАРДУГИНА: Насколько велика мусульманская община Удмуртии?

– В 1990-х в Ижевске была одна маленькая деревянная мечеть. Она была переполнена. Сегодня действуют три мечети, и они тоже полностью заполнены. В Удмуртской Республике идёт восстановление мечетей, но к дореволюционному количеству мы ещё не пришли. До 1917 года только в северных районах – Глазовском, Балезинском, Юкаменском было больше мечетей, чем сегодня во всей Удмуртии. За последние годы мы открыли более 30 мечетей. Все они были либо построены заново на исторических местах, либо восстановлены после того, как в советские годы здания были приспособлены под светские нужды. В Ижевске на базе школы № 97 есть православные и мусульманские классы. Около мечети мы сами построили здание, рассчитанное на 300 учеников, передали его школе № 97, и там учатся дети мусульман.

Энвиль КАСИМОВ: – Со старой ижевской мечетью связана интересная история…

– Да, прежняя деревянная мечеть была подарком императора ижевским татарам за их добросовестный труд на оружейном заводе. И всё же когда меня спрашивают, какой исторический период в России был лучшим для развития ислама и для развития религии вообще, я отвечаю – наши дни. Сейчас – лучшее время для верующих.

В царской России была цензура на мусульманскую литературу. Строить мечети было довольно сложно. Чтобы воспитывать детей в мусульманской культуре, нужно было преодолеть некоторое сопротивление. В 1917 году произошла революция, к власти пришли большевики. Революционеры уничтожили большую часть интеллигентных, образованных людей, и в том числе верующих. Мечети, так же как и церкви по всей стране, разрушали и превращали в сельские дома культуры, магазины, склады.

Сейчас государство поддерживает духовное развитие граждан, восстанавливаются храмы и мечети. В Симферополе строится самая крупная мечеть в Крыму. Все традиционные для России конфессии взаимодействуют между собой для общего блага. Думаю, всех живущих в России можно сравнить с плывущими на одном корабле. Если мы действуем сообща, то преодолеем любую бурю. Но если каждый будет думать только о себе, грести в разные стороны, ничего хорошего из этого не выйдет.

В Коране есть аят «объединяйтесь на добрые богоугодные дела». В каждом добром деле мы должны действовать вместе. В прошлом году мы подписали соглашение о сотрудничестве и взаимодействии с Ижевской и Удмуртской епархией ради мира и стабильности в нашем регионе. Удмуртия, в отличие от других регионов, действительно очень спокойная, добрососедская. Здесь нет серьёзных межэтнических и межконфессиональных конфликтов.

Игорь ЕГОРОВ: – Одно из важных событий в жизни мусульманина – хадж?

– Да, один раз в жизни мусульманин должен совершить хадж – паломничество в Мекку, в главную мечеть мусульманского мира, построенную вокруг Каабы, священного камня. В специальных местах поклонения нужно кинуть символические камни – так Ибрахим (Авраам) и его сын Измаил прогоняли беса, шайтана. Возле мечети совершаются обряды поклонения, молитвы. Хадж – это душевное очищение. Во время хаджа человек надевает белую одежду и с этого дня именуется «хаджи». Хадж длится всего четыре дня, он по силам практически каждому. Я совершал хадж три раза.

-А что даёт повторный хадж?

– Первый раз во время хаджа человек поглощён новыми для него впечатлениями, переживаниями. Он переполнен эмоциями, сконцентрирован на том, чтобы запомнить эту картину, и не всегда может прочувствовать тонкие нюансы того внутреннего преображения, которые в нём происходят. Во второй и третий раз он едет уже с другими мыслями: он обращает внимание на саму суть происходящего, он более самоуглублен. Это естественно для природы человека: сначала он видит внешнюю оболочку, общую картину, и только потом видит скрытые за ними смыслы. Надеюсь, что мне удастся еще совершить хадж. Количество паломничеств ничем не ограничено: есть люди, которые ездят в Мекку каждый год. Но мне кажется, это уже другая крайность – теряется уникальность, значимость события для жизни, из долгожданного и особенного оно превращается в обыденное.

Женщины совершают хадж вместе с мужчинами. Они находятся там все вместе: это единственная мечеть в мире, где мужчины и женщины одновременно совершают молитву (во всех остальных мечетях мужской и женский залы разделены).

Анна ВАРДУГИНА: Расскажите немного о вашей семье.

– Старшему сыну уже 23 года, а младшей дочери – 6 месяцев. Она – наш восьмой ребёнок. Воспитание детей в нашей семье в большей степени лежит на моей жене, их маме. Перед нами никогда не стоял вопрос ограничить семью определённым количеством детей. Дети – самое существенное вложение, куда мы может поместить свой «капитал»: свой опыт, накопленные знания, свою любовь. Каждый ребёнок – это большая радость. Когда он появляется, то занимает всё сердце, от него уже не оторваться. Хочется отдать ему как можно больше, растить его, держать на руках. Конечно, больше всем этим занимается жена. Я – тот отец, который вечером спешит домой, с бурными эмоциями обнимает всех детей, переживает с ними совместное счастье единения, а потом вынужденно опять возвращается к делам, передавая всю тяжёлую рутинную работу женщине. И я каждый день помню о том, что моя жена держит на своих плечах эту огромную ответственность.

– Ваша жена пользуется льготами, которые полагаются матери-героине?

– Конечно. И это хорошо, что государство поддерживает многодетные семьи. Это значит, оно понимает, что даже самая благополучная многодетная семья иногда нуждается в дополнительной опоре. Даже если семья на самом деле благополучная, самодостаточная, эти выплаты и льготы – знак уважения людям, взявшим на себя обязательства по воспитанию большого числа детей. Но, конечно, для многих многодетных семей это в первую очередь материальная помощь.

Надежда БОНДАРЕНКО: Может ли ваш ребенок выбрать в спутники жизни немусульманина?

– Я считаю так: команда корабля должна следовать за своим капитаном. Если муж христианин, то хорошо бы, чтобы и жена была христианкой, а если муж мусульманин, то и жена мусульманка. Однако в нашей религии мужчина может жениться на мусульманке, христианке и иудейке.

Мы воспитываем своих детей в духе ислама. Но когда человек становится взрослым, он получает право самостоятельно принимать решения, выбирать свой путь в жизни. Он сам отвечает за свои поступки.

Сегодня в средствах массовой информации мы видим слишком много «перегретой» информации, нагнетающей эмоции, держащей людей в стрессовом состоянии. Современным журналистам (работающим и на телевидении, и в печатной прессе, и в сетевых СМИ) нужно помнить: информация должна быть максимально объективной, взвешенной, делаться не ради сиюминутной сенсации, а ради расширения кругозора аудитории, просвещения, разъяснения.
Нужно быть ответственным за то слово, которое произносится или публикуется. Со своей стороны я приглашаю весь коллектив «Удмуртской правды» на «экскурсию» в Центральную мечеть Ижевска – порой важнее один раз увидеть, чем десять раз услышать. Вы сможете увидеть и рассказать читателям о жизни традиционного мусульманского сообщества, познакомиться с ценностями верующих.

Подготовила Анна ВАРДУГИНА
17 января 2019 года № 2

Скачать свежий номер можно по ссылке: http://udmpravda.ru/fresh