Верный имам – о Галимзян-хазрате (имам в Ижевске с 1931 по 1964 годы)

Пожилые татары, проживающие в Ижевске, хорошо помнят Галимзян- хазрата Мухаметзянова, который в самые тяжелые периоды советского режима , когда воинствующий атеизм беспощадно уничтожал всякое инакомыслие, с 1931–го по 1964-ый, 33 года был имамом ижевской мечети. О борьбе своего зятя рассказывает один из самых старых мусульман Ижевска Ниази-бабай Насретдинов. 
-Галимзян - хазрат, в молодости окончив знаменитое медресе в дер. Иж–Бобья, работал учителем в своей родной деревне Крынды Агрызского района. После революции настали нелегкие для верующих времена. Когда учителей школ начали ориентировать на пропаганду отрицания Аллаха, в 1928 году он перебрался имамом в Сарапульскую мечеть. Спустя три года комсомольцы решили её закрыть. А в это время умер имам Ижевской мечети. Хотя в Ижевске было много имамов, бежавших из деревень Татарии, мусульмане пригласили Галимзян - хазрата в наш город. Он приехал сюда в 1931 году и возглавил деревянную мечеть, которая была построена в 1916 году (как известно, на соседней улице была ещё одна, каменная, построенная в XIX век).
Но всюду происходили одинаковые события. В 1932-ом году городской комитет под видом строительства химзавода выносит решение снести мечети либо перевезти их на другое место. Галимзян- хазрату ставят условие: в течение 48-й часов на месте мечети должна остаться чистая площадка. Мусульмане в те годы были сплочены, съехались на лошадях, работая круглосуточно, за указанные часы перевезли мечеть в поле, на то место, где она сейчас стоит. Галимзян-хазрат был рослым, здоровым, физически очень сильным человеком. Он, засучив рукава, первым взялся за работу. И вскоре в мечети на новом месте вновь зазвучал азан. Но не тут-то было! Руководство всё равно искало пути для разрушения мечети. В 1935 году начались новые нападки, и безбожникам все - таки удалось на непродолжительное время закрыть мечеть. Но хазрат обладал в народе огромным авторитетом, и в эти тяжелые годы, когда мечети закрывались и рушились, он все-таки добился того, что мечеть снова открылась. Видимо, не только мусульмане, но и Аллах любил этого человека! В столь сложное время, он, проявляя величайшее терпение, вдохновляя людей и сохраняя мечеть, поддерживал Ислам. Рождается ребенок - нарекает имя, молодым читает никах, умирает человек - он сам обмывает его, везёт на кладбище и хоронит, и, самое главное, не перестает призывать к вере.
Но властям не нравится непокорный имам, они хотят его уничтожить. Начали беспощадно облагать налогами. И когда он уже не в состоянии был платить, его посадили в тюрьму. И там он испытал все тяготы жизни. Атеистические идеологи настаивали: «Отрекись от Аллаха, откажись от мечети!». «Нет,- говорил хазрат, - не отрекусь и мечеть не брошу!» «Ну, раз ты такой упорный, мы тебе устроим ещё худшую жизнь», - говорили палачи. Его перевели в Можгу к уголовникам. Требование остается прежним - «отрекись!» «Нет–говорит он, - можете меня убить, от веры не отрекусь и мечеть не брошу».
За два года тюремной жизни его сильно истерзали. Зверски били, вешали. Обливая то холодной, то горячей водой, приводили в сознание. И снова били, и снова вешали. «Отречешься или нет? Не отречешься, повесим!» - кричали они. Хазрат стоял на своем: «Не отрекусь и не откажусь от мечети». Ему на шею петлю, а он произносит лишь только одно: «Ля иляха илля-Ллаху, Мухамммад- ар-расулю-Ллахи». Петлю затягивают и, когда он уже теряет сознание, отпускают. Потом приводят в себя и снова всё повторяется. А когда тюремный врач сделал заключение, что этому человеку осталось недолго жить, во избежание народного негодования его решили отпустить домой. Но дома у него не было. Имам со своей семьей жил в мечети в небольшой комнате под лестницей у входа. Он уже не ходил, был при смерти, ничего не ел. Жена, Гакифа абыстай, кормила его из соски. Постепенно хазрат поднялся на ноги. И даже после этого нападки не прекращались.

Однажды ночью его посадили в машину и увезли. Зимой было дело. Привезли на пруд, пытались утопить, а он не пролазит в прорубь. И пока шла борьба, появился милиционер, «полтора Ивана» его звали, большой был. И на этот раз Аллах спас хазрата!
Как только его ни пытались сломить: и угрозами, и насилием, и хитростью – ничего ни получилось.
Он писал каллиграфически красивым почерком. Хазрату на заводе предложили должность писаря. А шла война, был голод. Ему сказали: «Дети будут получать бесплатный паек, и сам будешь сытно есть, хорошо жить. У тебя будет много прав. Откажись от мечети». Не соглашался.
У него была одна коза. Ночью её зарезали, мясо унесли, а шкуру повесили и на ней оставили записку: «Хазрат, и тебя ждёт этот день».
Кроме давления властей, над ним издевались ещё и неверные из народа. Однажды, идя по улице, он встретил женщину. Та приветливо с ним поздоровалась и, проявляя почтительное отношение, пригласила его в дом, чтобы он почитал Коран и сделал дуга (обращение к Аллаху). Ничего, не подозревая, он пришел к назначенному времени. Заходит в дом, а там две голые женщины, извиваясь в танце, начали склонять его к совокуплению. Он, как ошпаренный кипятком, выбежал из дома. Или другой случай. На улице его остановил мужчина и попросил почитать Коран. Он зашел в дом, а за столом сидели еще несколько мужчин. Его посадили, достали спиртное,начали в стакан, приставили к нему нож, и говорят: «Пей хазрат. А не выпьешь, прощайся с жизнью». Но Велик Аллах. Надо же так случиться, что именно в этот момент вошла соседка и он, пользуясь этим, ушел.
Ему пришлось пройти много испытаний, но его не смогли, по тому, что вера у него была сильная. Наш пророк с.г.в. сказал: «Правда пришла – ложь ушла». Вера и неверие, как день и ночь, не совместимы. Духовная сила человека основывается лишь только на вере.
Галимзян-хазрат был очень образованным человеком и проповедовал основательно. Он не путал те-мы. Чему посвящался маджлис, о том и говорил: никях, значит, о взаимоотношениях мужа и жены, в разговении (ифтар) говорил о пользе поста и так далее. Говорил он мало, был немногословным человеком. Умел в краткую речь вкладывать большой смысл. При нем мусульмане молчали, и каждое сказанное слово впитывали в сердце. Он никогда не сплетничал. Сплетни и жалобы не слушал и не принимал. Это его и спасало. Был верен слову, обещания исполнял в срок. За справедливость и верность, наверное, и враги его боялись. Как много людей, говоря одно, делая другое, живут в лицемерии. Таким образом, теряют и силу, и веру. Галимзян-хазрат призывал и людей, и себя – как говорил, так жил. И поэтому мусульмане его очень уважали. Он умер 23 –го декабря 1964 года, а люди до сих пор вспоминают его с особой теплотой.
Люди, знавшие Галимзян-хазрата, могли бы ещё много дополнить к рассказу Ниази-бабая. Возможно, прочитав эту публикацию, они напишут нам.
А я хочу вписать слова одного старого мусульманина. Его отец был имамом в деревне. И когда начались притеснения, он бросил мечеть и перебрался в Ижевск. Как он говорит: «Мой отец отказался от борьбы. Галимзян-хазрат довел её до конца и спас мечеть. И теперь, когда я делаю дуга, вначале прошу за хазрата и лишь потом за отца».
Как надо сильно любить, чтобы сначала просить за чужого человека. Но для искренне верующих близким становится тот, кто обладает сильным иманом.
Вера Галимзян-хазрата вызывала обоснованное восхищение у мусульман. Ведь по всему СССР были закрыты и разрушены десятки тысяч мечетей. А тех, что остались, можно пересчитать по пальцам, в их числе наша ижевская мечеть.

Всё происходит по воле Аллаха, по Его разрешению, с Его санкции. Но возникает вопрос, почему он позволил тысячи мечетей разрушить самими же мусульманами? Ведь даже Чингизхан со своим непобедимым войском, которого российская история заклеймила деспотом, дикарем, варваром, не трогал ни мечетей, ни церквей. Более того, он проявлял к священнослужителям уважение и почтение и освобождал храмы от уплаты налогов. А тут сам российский народ вошел в раж дикости и начал рушить свои же святилища, изгонять, уничтожать, убивать своих священнослужителей. Почему такое произошло? И почему Аллах спас некоторых мечети и некоторых имамов? Об этом стоит подумать.
На волне перестройки во многих городах и деревнях России вновь были выстроены тысячи мечетей. А много ли среди них чистых, построенных лишь только ради Аллаха??? За этим предложением я ставлю три знака вопроса. И хочу заострить ваше внимание на теме чистоты помыслов.
Вечно лишь только то, что делается во имя Аллаха. И тленно то, что делается во имя земных благ. Многие ижевчане мучительно ищут ответ на вопрос: «Почему новую мечеть построили рядом со старой? Разве была в этом необходимость? Почему её не построили в другом районе города, где, действительно, была и сохраняется острая необходимость в мечетях?»
Вопрос остается открытым, как остаются закрытыми двери многих мечетей России. И так, и здесь вопрос: «Почему?»
Почему двери многих мечетей, выстроенных в последнее десятилетие, закрыты? Почему они не становятся излюбленным местом общения мусульман? И не наступят ли вновь такие времена, когда мечети, выстроенные из тленных мыслей, снова будут предаваться тлену? И не будут ли вновь гибнуть мусульмане в котле саморазрушения?
Людям свойственно ошибаться. И есть у человека священное право исправлять свои ошибки. Мы должны из истории и прошлых ошибок извлекать уроки.
Сейчас в Ижевске активно поднимается вопрос о строительстве еще одной мечети. Несколько инициативных групп занимаются этим вопросом. Прежде чем приступить к делу, было бы нелишним разобраться в своих намерениях. Галимзян-хазрат и те мусульмане, которые перенесли мечеть на новое место, являются ярким примером чистого отношения к строительству. Благодаря чистоте их помыслов, в мечети никогда, даже в самые тяжелые годы, не прекращалось чтение намаза, что для СССР является уникальным явлением. Какая у нас мечеть!
Пусть Аллах нам, сегодняшним мусульманам поможет продолжить традицию ижевских мусульман - традицию искреннего отношения к вере.

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему
Ислам в Удмуртии © 2017   · Ссылка обязательна!   ·

Наверх