Полезные уроки из биографии имама Малика

Рассказывать о великих учёных, подобных Малику, ­– непростая задача, ведь когда ты пытаешься охватить жизнь любого из них, оказываешься не в состоянии сделать это. И даже можешь упустить самую важную и впечатляющую сторону их жизни. Жизненный путь ранних великих ученых является прекрасным и поучительным примером, что побуждает нашу молодёжь не подражать всяким недостойным людям, которые не сыграли позитивной роли в этом мире и не имели какой-либо ценности в истории.

Наша речь об этих учёных ни в коей мере не означает отстаивание кого-либо из них. Сегодняшняя беседа пойдёт о том великом имаме, который вырос в Медине, и упоминание которого возвышено и знание которого заполнило всю землю.

Малик ибн Анас родился в Медине, городе Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), и вырос в нём как почитатель и искатель знания. Его мама дала ему хорошее воспитание, сказав: «Иди к Рабиъа и учись у него хорошим манерам перед тем, как учиться знанию».

Эта женщина знала свою роль в жизни и свою миссию по воспитанию молодых. Она знала, что хорошие манеры – это добрый попутчик знанию, и что знание без хороших манер не стоит ничего.

Роль матери не сводится только к ухаживанию за здоровьем ребёнка и обереганию его от телесных недугов. Нет, у неё более высокая миссия. Её миссия включает укрепление веры, воспитание сильной личности, развитие умственных способностей и поощрение детей к высоким устремлениям. Всё это не может быть достигнуто ничем иным, кроме как, в первую очередь, предпочтением достойного воспитания суете этого мира.

Это то, что произошло в жизни Малика и это то, что сделало из него учёного, манерам которого учатся студенты и у которого черпает пользу вся умма.

Яхья бин Яхья ат-Тамими сказал: «Я оставался с Маликом целый год после окончания моей учёбы у него, чтобы учиться у него хорошим манерам и качествам. И его качества были такими же, как у сподвижников пророка и тех, кто последовал за ними».

Братья по вере, современные образовательные методики зачастую кажутся простыми текстами, лишенными всякого нравственного содержания, этим самым, отбирая у знания его блеск и влияние. Если бы знание было отделено от манер – вы бы увидели огромный изъян в его воздействии на поведение людей и на чистоту их поступков. Поэтому, нет блага в знании, которое не облагораживает манеры человека.

Создающаяся пропасть между знанием и манерами порождает плохое поведение, такое как нападки на улама, грубость с ними, низкие поступки, плохое обращение с родителями, слепое подражание неверным в одежде и враждебность с учителями и наставниками, как в поступках, так и в речах.

Город пророка имел значительное влияние на личность Малика, ведь он процветал учёными. Первой школой в истории Ислама была мечеть пророка, и в ней всегда были классы под наставничеством знающих учёных, и эти классы обеспечивали хорошее воспитание для мусульманских детей, которое гарантировало им религиозные и нравственные качества, облагораживающие человека.

Братья по вере! Это ясно без слов, что плохое окружение только разрушает, а не созидает… Если не так, то какая польза в обучении детей исламским ценностям утром, если вечером они идут в плохие кампании, которые разрушают то, что родители возвели им в правило? Или какая польза от обучения ребёнка благовоспитанности целыми годами, если затем его родной отец приводит его к тлетворному окружению?

Имам Малик был вправе выдавать фатву, но он не делал этого, пока семьдесят учёных не засвидетельствовали его пригодность к этому. Какая большая разница между тем, кто восхваляет и выдвигает себя и тем, кого восхвалют и выдвигают истинные ученые!

Малик сказал: «Не каждый, кто хочет сидеть в мечети и учить хадисам, и выдавать фатву, годится для этого. Пусть тот, кто хочет сидеть в мечети для фетв сначала попросит совета у благочестивых и известных людей, если они увидят, что он подходит для этого, пусть он так и сделает; ведь я не сидел, чтобы обучать хадису и давать фетву, пока семьдесят учёных не засвидетельствовали мою пригодность для этого».

Имам Малик также говорил: «Я всего лишь человек, я делаю ошибки и излагаю правильные мнения. Что касается моих мнений, то проверяйте их. Те из них, которые соответствуют Корану и сунне принимайте, а несоответствующие им отвергайте».

Величайшая мысль, которую Малик хотел довести до людей, состояла в том, что служение Исламу является обязанностью каждого мусульманина, любой профессии, без того, чтобы кто-то возвышался над другим. Малик написал одному из аскетов своего времени: «Аллах распределил наши поступки так же, как Он распределил наше пропитание. Многие наделены силой и волей для совершения молитв (дополнительных), но они не наделены способностью поститься (дополнительно), другие наделены способностью к благотворительности, но не наделены способностью поститься; другие наделены способностью к джихаду, а другие – к поиску знания. Распространение же знания – это одно из лучших деяний, и я удовлетворён тем, что Аллах наделил им меня. И я не думаю, что я менее достоин в том, что я делаю, чем ты в том, что ты делаешь, но надеюсь, что мы оба творим добрые и праведные дела».

Имам Малик понимал, какую большую ответственность он берет на себя, когда издает фетвы или говорит что-либо об Исламе, ведь никто не имеет права исказить религию, с которой пришел Пророк Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха). Один человек был послан людьми из Магриба задать имаму Малику некие вопросы. Прослушав вопросы, Малик сказал: «Я не знаю ответов. В Медине ничего подобного не случалось, и мы не слышали, чтобы кто-нибудь из наших учёных издавал фетвы о том, что ты спросил».

Ему также однажды задали один вопрос, и он попросил у спрашивающего время на обдумывание, и тот человек сказал: «Но ведь вопрос очень прост!» Малик возразил: «Нет ничего простого в знании об Исламе! Разве ты не слышал слова Аллаха: «Мы пошлём тебе слово тяжёлое»" (Коран 73:4).

Малик говорил: «Когда кто-нибудь спрашивал людей знания, которых мне довелось встретить из предыдущего поколения, они опасались отвечать. Но люди нашего времени любят давать фатву без колебания. Знали бы они, с чем им предстоит встретиться завтра (в День Суда), они бы не делали этого. Умар, Али и Алкама – это одни из лучших сподвижников пророка, однако, когда кто-нибудь задавал им вопрос, они советовались с другими сподвижниками перед тем, как давать ответ. Но, к сожалению, фатва стала гордостью людей нашего времени».

Это были сведущие и проницательные люди, заполнившие мир своим знанием и благими поступками, тем не менее, они говорили: «Я не знаю» и не стеснялись этого. Однако, в наше время очень часто мы видим, как люди, у которых нет даже базовых религиозных знаний, никакого исламского образования, но, несмотря на это, они разглагольствуют о дозволенных и запретных вещах в Исламе. Мало того, если на какой-нибудь встрече всплывёт тема исламских законов, эта встреча не закончится, пока все её участники, вне зависимости от областей своего знания, не выскажут своё мнение, сказав, например, «Мне кажется, нужно поступить так-то…» или «Я думаю, ответ таков…» и т.д.

СубханАлла! Когда это вопрос разрешенного и запрещенного становился предметом невежества и домыслов? Если бы инженер стал заниматься медициной и выписывать лекарства, что бы вы сказали о нём, и какова была бы его дальнейшая судьба? Что же тогда говорить о том, кто осмеливается оскорблять исламские законы и рассуждать о дозволенных и запретных вещах без знания, особенно, по особым вопросам, которые настолько сложны, что если бы Умар был свидетелем их, он бы собрал всех сподвижников, принимавших участие в битве при Бадре для разрешения проблемы.

Но, к сожалению, фатва в нашу эпоху стала благодатной почвой для тех, кто желает стать популярным или добивается довольства людей, рискуя снискать недовольство Аллаха.

Малик сказал: «Кто хочет давать ответы на вопросы, должен сперва представить себя стоящим между Раем и Адом, и поразмыслить над тем, как он собирается спасать себя в будущей жизни, перед тем как давать ответ».

Одним из достижений имама Малика является книга «Аль-Муватта». В ней собраны достоверные хадисы, а также высказывания сахабов и табиинов по всем важным аспектам мусульманского образа жизни. Многие ученые очень сильно хвалили эту книгу. Так, имам аш-Шафии говорил: «Нет на земле ни одной книги, после Книги Аллаха, более достоверной, чем сборник Малика». Здесь нужно отметить, что Малик жил намного раньше имама аль-Бухари, и поэтому в момент написания «Муватты» еще не существовало сборников «Сахих аль-Бухари» и «Сахих Муслим».

Авторитет имама аш-Шафии неоспорим, поскольку он также является имамом одного из мазхабов. Имам Ахмад бин Ханбал сказал о том, насколько хорошо имам аш-Шафии знал книгу Малика, в таких словах: «Я изучал "аль-Муватта" под руководством десяти учеников Малика, которые заучивали ее на память. Под конец я проверил, как я запомнил, прочитав ее имаму аш-Шафии потому, что он был среди них наилучшим.

Намерение имама Малика, как мы видим, состояло в том, чтобы утвердить верховенство подлинных хадисов и обычаев того времени, связанных с поколением Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и поколением табиинов. Этот ученый хотел возродить обычаи сунны Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и он провел всю жизнь, собирая хадисы и отбирая наиболее достоверные из них.

Имам Малик ибн Анас умер 11 числа месяца Раби аль-Аууаль 179 года по хиджре, в возрасте 86 лет, и похоронен в Медине.

Имам аль-Харамайн Абдул Бари ибн Авад ас-Субайти

На ту же тему
Ислам в Удмуртии © 2017   · Ссылка обязательна!   ·

Наверх