Таврическое магометанское духовное собрание – первый муфтият Крыма

24Весна 2014 г. стала временем исторических событий, среди которых – возвращение Крыма в состав России. Как и 230 лет назад, в 1783 г., многие государства, прежде всего в Европе, весьма негативно отреагировали на это событие. Как и тогда, Россия присоединила полуостров без кровопролития, заключив соглашение с крымско-татарской элитой, хотя сейчас процесс заключения договоренностей еще не закончен. Прежде всего, речь идет о полномасштабной реабилитации и удовлетворении национально-культурных потребностей крымских татар, их прав на родную землю, что украинское государство не сделало в течении более чем 20 лет. Об истории мусульман Крыма и их первом муфтияте в составе России – в этой статье.

 

Прежде всего, давайте вспомним, что в прошлом году исполнилось 225 лет с момента как в России появилась первая официально зарегистрированная мусульманская организация. В 1788 году было создано Оренбургское магометанское духовное собрание (сокращенно ОМДС) с центром в Уфе. Немногим ранее, за тысячи километров от Поволжья, в Крыму, также происходили события, имеющие огромную важность для мусульманской общины.

В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Россия признала духовный авторитет турецкого султана «яко Верховного Калифа Магометанского закона» и конфессиональную зависимость от него мусульман-суннитов Тавриды – Крыма, ставших тогда политически самостоятельными. В 1783 г., ликвидируя Крымское ханство, Екатерина II в одностороннем порядке аннулировала эту статью данного мирного договора. Включив Крым и Кубань в состав Российского государства, Екатерина II в своем Манифесте 8 апреля 1783 г. провозгласила обещание мусульманам Тавриды «охранять и защищать их лица, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно».

Обещание было исполнено, именной указ царицы от 23 января 1794 г. создавал в «Таврической области» новое учреждение – Таврическое магометанское духовное правление и назначал его главой – муфтием крымского кади-эскера Сейта-Мегмета эфенди. В Манифесте Екатерины II особо предусматривалась задача «утверждения» мусульманскими духовными лицами Тавриды своей духовной паствы в «непоколебимой преданности к власти Российской».

23 декабря 1831 г. Николаем I было принято «Положение об устройстве Таврического магометанского духовного правления» (ТМДП). ТМДП получило право рассматривать и решать «по правилам своей веры» различные «духовного рода дела магометан», как-то: о порядке «богослужения», об обрядах, исправлении «духовных треб» и «о заключении и расторжении браков». Под юрисдикцию ТМДП в 1831 г. были поставлены мусульмане Западных губерний: Виленской, Волынской, Гродненской, Ковенской, Курляндской и Минской.

В целом в Таврическом муфтияте была принята «двухуровневая» система организации управления (губерния – уезд). В состав Духовного правления входили председатель – муфтий, признававшийся «духовным главой магометан Тавриды и Западных губерний», его помощник – кади-эскер и по должности – симферопольский, феодосийский, перекопский, евпаторийский и ялтинский уездные кадии. Данные кадии рассматривали и решали «все возникающие в подведомственных им уездах дела по определенному… порядку на основании духовных магометанских законов». Местное «приходское духовенство» состояло из хатибов, имамов, мулл, муэдзинов и служителей при мечетях.

«Положение 1831 г.» достаточно подробно определило порядок избрания таврического муфтия, кади-эскера, их утверждения в должности и их подсудности по уголовным делам. Так, муфтий избирался в центре Таврической губернии — Симферополе, причем сами выборы организовывались светской губернской властью. Выборщиками являлись «высшее магометанское духовенство и старшие из приходских чинов», губернский предводитель дворянства и мурзы всей губернии». Выборы открывались таврическим губернатором и происходили под надзором губернской царской администрации. Таврический губернатор доносил министру внутренних дел в Петербург о трех кандидатах на пост муфтия, получивших на выборах наибольшее число голосов, глава МВД ставил в известность об этих кандидатах царя, который назначал одного из них по своему усмотрению «Высочайшим» именным указом на должность муфтия. Муфтий был подсуден Правительствующему Сенату. Все «гражданские» служащие ТМДП (секретарь, 2 столоначальника, переводчик, архивариус) числились по МВД и получали казенное жалованье, имели право на выслугу лет и пенсионное обеспечение. Кроме них, при муфтияте состоял ряд «внеклассных» служащих. По материалам переписи 1835 г. в Крыму числились 1 муфтий, 1 кади-эскер, 5 кадиев, 454 хатиба, 1113 имамов, 931 муэдзин, 103 мударриса и 201 аджи (гочи).

На протяжении последующих 20 с лишним лет законодательство о мусульманах Тавриды и Западных губерний пополнилось рядом новых правовых актов. Среди них особое значение имел указ Николая I от 25 июня 1840 г., по которому дворяне – «западные татары» сохраняли в порядке исключения право на своих крепостных-христиан и на тех крепостных-мусульман, которые с переходом в христианство рассчитывали на освобождение от неволи. Данная мера позволяла самодержавию надеяться на поддержку дворян – литовских татар на неспокойных землях бывшей Речи Посполитой.

О положении дел в ТМДП царю докладывал таврический губернатор. В 1890 году тогдашний губернатор П.М. Лазарев предлагал «улучшить материальное положение чиновников канцелярии ТМДП», чтобы иметь в их лице «людей добросовестных». 24 мая 1904 г. «Высочайше» утвержденным мнением Государственного совета в Таврическом муфтияте были заметно повышены оклады его духовным и светским служащим.

 

Айдар Хабутдинов

Профессор, доктор исторических наук

Газета «Ислам минбэре»

На ту же тему
Ислам в Удмуртии © 2018   · Ссылка обязательна!   ·

Наверх